Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Множество современных любителей часов, вероятно даже не слышали о компании Wittnauer. А ведь часы именно этой марки некогда пережили множество опасных и увлекательных приключений, и даже стали небольшим мостиком от пионеров авиации до покорителей космоса.

Уроженец Швейцарии Жак Эжен Робер (Jacques Eugéne Robert) родился в Ла-Шо-де-Фон в 1833 году, а в 1845 — эмигрировал со своей семьей в Нью-Йорк. Позже он работал в компании, импортировавшей часы, которые приобретались непосредственно у Огюста Агассиса (Auguste Agassiz), одного из основателей Longines. В 1866 году Жак Робер основал собственную компанию по импорту часов. Фирма была создана практически одновременно с Compagnie des Montres Longines FranciIlon, SA в Швейцарии и стала эксклюзивным дистрибьютором часов данной марки (Longines) в США.

В 1871 году, 38-летний Жак Эжен Робер женился на 18-летней Лине Виттнауэр (Lina Wittnauer). Год спустя, 16-летний брат Лины, Альберт Чарльз Виттнауэр (Albert Charles Wittnauer) также приехал в Нью-Йорк из Швейцарии и начал работать на своего шурина. Позже, к нему присоединились еще два его брата, Луи Максимилиан и Эмиль, и сестра Марта Софи, которые тоже стали сотрудниками компании.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Альберт Виттнауэр быстро стал близким другом и партнером Эжена Робера в управлении компанией, и в 1880 году Альберт запустил линейку часов под своим именем — Wittnauer. Идея заключалась в том, чтобы производить хорошие, но доступные часы для американского рынка. Компания открыла собственный завод в Женеве. Поскольку часы из Швейцарии облагались высокими налогами для защиты часовой промышленности США, фактическая сборка часов Wittnauer, производилась в Соединенных Штатах. Как было принято в те времена, в продукции использовались механизмы сторонних производителей, в частности Revue Thommen и Longines.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

В 1888 году компанию непосредственно возглавил сам Альберт Виттнауэр, и она была переименована в A. Wittnauer Co. Новоиспеченная марка располагалась на десятом этаже четырнадцатиэтажного небоскреба по адресу 9-13 Maiden Lane, который в то время был центром ювелирной и часовой промышленности Нью-Йорка.

В 1899 году в возрасте 41 года ушел из жизни Луи Виттнауэр, Альберт и Эмиль стали управлять компанией без него. Несмотря на потерю, A. Wittnauer Co продолжала активно развиваться, и вскоре была приобретена часовая фабрика в Пуэрто-Рико. Альберт умер в 1908 году в возрасте пятидесяти двух лет, и Эмиль уже в одиночку руководил Wittnauer в течение следующих семи лет, пока сам не скончался в 1915 году. Когда умер последний из братьев, бразды правления взяла на себя их сестра Марта Виттнауэр, которая стала первой женщиной в должности генерального директора часового бренда. Несмотря на отсутствие формального бизнес образования, Марта руководила компанией более двадцати лет, пережив Первую мировую войну и Великую депрессию. По отзывам, Марта была отличным руководителем, который проявлял заботу и уважение ко всем сотрудникам. Она была первой женщиной, избранной в Часовое общество Америки. Марте удалось наладить взаимовыгодные отношения с вооруженными силами Соединенных Штатов, компания стала производить навигационные инструменты, приборы и часы для пилотов. Под ее руководством во время Первой мировой войны бренд поставлял наручные часы предшественнику армейского авиационного корпуса США. Учтя опыт и пожелания владельцев, в 1918 году компания представляет, вероятно, самую знаковую свою модель — Wittnauer All-Proof.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Часы, имевшие крайне скромный по современным мерками корпус диаметром 27 мм, обладали весьма достойными характеристиками. Марка с гордостью утверждала, что это первые в мире пылеводонепроницаемые, ударопрочные, и одновременно антимагнитные часы. Они имели стальной корпус (это было большой редкостью на тот период, впрочем, выпускались и традиционно латунные модели с покрытием), контрастный, хорошо читаемый циферблат и крупную заводную головку, которой было удобно пользоваться в летных перчатках. Часы были оснащены механизмом C.56 с ручным заводом, поначалу имевшим 7 камней, а позже — 9 и 15. С различными модификациями, данная модель производилась до шестидесятых годов, но пик славы для Wittnauer All-Proof пришелся на тридцатые – время взрывного развития авиации и связанных с ней рекордов.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

В конце мая 1932 года, одна из самых известных женщин-пилотов Амелия Эрхарт совершила успешный одиночный полёт через Атлантику, повторив успех Чарльза Линдберга. Часть приборов, на её специально переоборудованном Lockheed Vega, были изготовлены Wittnauer.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Другой смельчак Джеймс Джозеф «Jimmie» Маттерн (1905-1988), замахнулся на большее, решив побить рекорд кругосветного перелета, установленный Уайли Постом и Гарольдом Гэтти. Он планировал облететь Землю за шесть дней, но обе попытки обернулись фиаско.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

На самом деле, его можно считать настоящим счастливчиком, мало кому удавалось пережить такое количество авиакатастроф как Маттерну. Однажды, когда он потерпел аварию из-за неисправности двигателя в пустошах Аляски, Джеймс три дня выживал в дикой природе, пока его не спасли. В другой раз он исчез над прериями Техаса, где спасатели обнаружили его через пару дней, жующего жареного цыпленка на ферме в некотором отдалении от места катастрофы.

Немногим позже, получив в Чикаго телеграмму с приглашением быть судьей на авиагонках во Флориде, и взяв напрокат самолет, Джеймс отправился на юг, но упал на кукурузное поле в Индиане. Он тут же разыскал еще один самолет и на этот раз плюхнулся на песчаные холмы Джорджии. Пара приятелей-пилотов, летевших в том же направлении, предложили подвезти его во Флориду, куда он прибыл за день до начала гонки. Друг пригласил Маттерна присоединиться к вечеринке на яхте, которая неожиданно сломалась в море и на берег он сошел лишь два дня спустя, когда авиагонка уже закончилась.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Первая попытка кругосветного перелета Маттерна, стартовавшая 5 июля 1932 года, закончилась уже 7 июля 1932 года, в белорусском городе Борисов, неисправностью его Lockheed Model 5 Vega «Century of Progress».

Год спустя Джеймс Маттерн в очередной пытается побить рекорд, но «Century of Progress» его опять подвел. Он вылетел из Нью-Йорка 5 июня, пересек океан и приземлился в Осло (Норвегия). После остановки в Москве, Маттерн был вынужден сделать посадку 8 июня в Белово (Кузбасс), которая задержала его на целые сутки.

Миновав Красноярск и Иркутск, Джеймс Маттерн вылетел 13 июня из Хабаровска. Рекорд уже пошел на смарку, ибо это был уже 10-ый день его полета, часть времени он проблуждал в туманах Охотского моря, и был вынужден вернуться обратно. Снова взлетев с аэродрома Хабаровска и пролетев без посадки 18 часов, он решил приземлиться, чтобы «перепустить» масло, замерзшее в плохо спроектированном запасном баке. Выбрав место, на левом берегу Анадыря, и приняв его за ровную лужайку, Джеймс сел, и немедленно сломал шасси и помял крылья.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Маттерн несколько дней прожил в своём разбитом самолёте, затем дошёл до реки и перебрался на остров, где в ожидании помощи пробыл 12 дней, питаясь скудным запасом шоколада.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Маттерн писал, что на четырнадцатый день своего одиночества он устроил пожар на островке, и это привлекло внимание «эскимосов» (так он называл местных чукчей), которые плыли по реке. Затем он «неделю или больше» прожил с ними, и в процессе общения выяснил, что они находятся недалеко от посёлка Анадырь (о существовании которого он и не подозревал — имея очень старые карты), после чего Маттерн уговорил чукчей доставить его туда.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Прибывшему в Анадырь Маттерну, была предоставлена возможность отправить множество телеграмм, в том числе и в Ном, где он пытался запросить двигатель и запчасти для сломанного самолета. Но вывезти его отсюда пришлось все же советскому самолету. Это было поручено пилоту ГУСМП Сигизмунду Александровичу Леваневскому на «Н8», в безуспешных поисках которого, после неудачной попытки перелета из Москвы через Северный полюс в Фэрбанкс закончившейся катастрофой, несколько лет спустя принимал участие уже сам Маттерн.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Утверждается, что во время упомянутых злоключений Джеймс «Джимми» Маттерн носил Wittnauer All-Proof. Согласно «The Watch Buff’s Book of Trivia», Маттерн написал письмо в компанию Wittnauer в 1933 году, чтобы восторженно поблагодарить бренд за точные и надежные часы, которые его ни разу не подвели: «Мне доставляет большое удовольствие сообщить вам, что мои часы Wittnauer All-Proof были единственным постоянным спутником в одиночном кругосветном полете и пережили все трудности. Это действительно ударопрочные часы. После того, как мой самолет разбился, и мне пришлось перейти вброд и переплыть несколько рек, они также оказались и абсолютно водонепроницаемыми. Часы сохранили работоспособность, когда я был потерян для цивилизации на много дней. Они стали сенсацией для эскимосов… которые посчитали их чем-то сверхъестественным. Они олицетворяют механическое совершенство, до сих пор неизвестное мне, и когда я добрался до Нью-Йорка, они все еще шли минута в минуту. Я множество раз ударял их, несколько раз ронял на бетон, но они продолжают «тикать». Я не могу поверить, что такие часы могли быть созданы».

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Дополнительно теорию о том, что в несбывшемся кругосветном перелете, Маттерна сопровождали именно All-Proof, служит так же серия памятных «лимиток» выпущенных Wittnauer, розыгрыш которых проводился во время радиопередач в 1935 году.

Впрочем, существуют косвенные свидетельства, что Маттерн вполне мог использовать двое часов, и помимо All-Proof, у него вероятнее всего были, созданные Чарльзом Линдбергом совместно с Longines на основе разработок Филиппа Вимса, так называемые «Hour Angle». Эти часы пользовались большим спросом у пилотов, так как служили надежным инструментом для навигации при помощи радиокомпаса. В осеннем номере журнала «American Aviation Historical Society» от 1997 года, были напечатаны  выдержки из дневников Маттерна, цитата оттуда гласит: «Кажется, полезно знать правильное время в разных местах плюс местное. У меня много хороших часов: Longene (авторская орфография сохранена, несомненно, имелись ввиду Longines)на левом запястье для нью-йоркского времени, Willenaure Indestructo (вероятно Wittnauer All-Proof) на правом запястье и часы Longene (снова Longines) на приборной панели. Все часы отличные и надежные. Indestructo несколько раз ронялись, подвергались ударам и погружали под воду, но они все еще работают».

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Являясь дистрибьютором Longines в США, Wittnauer как это было нередко принято в те времена, на данные часы наносили свое имя, а также частично производили сборку в корпусах собственного производства. Собственно в 1936 году, Марта Виттнауэр решает продать бренд A. Wittnauer компании Hella Deltah, успешному производителю жемчуга. Благодаря многолетнему сотрудничеству и совместной истории с Longines компания была переименована в Longines-Wittnauer. И прежде чем продолжить, пожалуй, вкратце стоит рассказать о ее дальнейшей истории.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Во время Второй мировой войны, Longines-Wittnauer сокращает производство часов и выпускает для нужд армии компасы и авиационные приборы.

После войны, в 1949 году, бренд выпускает свои первые часы с автоматическим подзаводом. В 1950 году компанию приобретает Longines, благодаря чему, впоследствии были рождены Professional Chronograph 7004A, двоюродный брат Longines T907 Skindiver  (ref. 7981, оснащенные калибром 30CH).

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

В 1957 году выпущены часы с электрическим механизмом. В 1969 часовая компания Longines-Wittnauer продана Westinghouse Electric Corporation. В этот период выходят такие знаковые модели как хронограф 3536-228T с механизмом 14-Y (эволюция Landeron 249) и Futurama 1000.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Ставший президентом компании в 1979 году, Джон Л. Дэвис, отвечавший за продажи в течение тридцати четырех лет, разработал ряд кварцевых моделей, но бренд не выдерживает конкуренции с японскими марками и приходит в упадок.

В 1994-1995 годах компания была реструктурирована, сменив название на Wittnauer International Inc, впрочем, без особого успеха. В конце концов, бренд был продан Swatch Group компании Bulova за 11,6 миллиона долларов в сентябре 2001 года.

Но перенесемся снова немного назад, в эпоху начала покорения космоса. Как уже знают  многие любители часов (возможно, даже из нашей статьи), в 1964 году руководство NASA решило, что необходимы официально сертифицированные часы для космических полетов. На запрос с перечислением необходимых технических характеристик, отозвались несколько брендов и для тестирования были отобраны Rolex 6238 “pre-Daytona”, Breitling Navitimer ref. 809, Omega Speedmaster, и Wittnauer 242T.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Модель Wittnauer 242T уникальна во многих отношениях. Она обладала корпусом из нержавеющей стали диаметром 39 мм со скошенными ушками, ширина между которыми 20 мм завершают набор функций. Часы были оснащены механизмом Valjoux 72 с ручным заводом. Циферблат матово-черный с тремя вспомогательными регистрами (секундная шкала на отметке «9 часов», 12-часовой счетчик на отметке «6 часов» и 30-минутный счетчик на отметке «3 часа»). Их пересекает внутренняя минутно-секундная точечная разметка белого цвета. Основные часовые индексы представлены в виде круглых тритиевых меток, но самое интересное заключается в том, что по периметру часов наличествует внешняя десятичная шкала, которая может несколько сбивать с толку. Десятичное время — это функция, которая иногда использовалась в авиации и астрономии. День разбивается на 10 часов, каждый час на 100 десятичных минут, а каждая минута на 100 десятичных секунд. Подобной разметкой обладали некоторые, нынче редкие хронографы Meylan и Gallet.

Но как мы уже знаем, подобные инновации Wittnauer не помогли, и абсолютным победителем стали Omega Speedmaster, с успехом преодолев все сложные тесты и испытания.

Впрочем, в космосе Wittnauer побывать все же удалось, и заслуга в этом принадлежит нашему старому знакомому Джеймсу Маттерну.

Начиная с 1938 года, Маттерн работал пилотом-испытателем Lockheed P-38 Lightning и во время войны помог разработать его двухместную версию Piggyback. В 1946 году в клинике Мэйо ему поставили диагноз: разрыв кровеносного сосуда мозга (возможно, из-за многократных чрезмерных перегрузок, испытанных во время тестов P-38), и он был вынужден завершить карьеру пилота. Потеряв способность летать, Маттерн и его жена стали брокерами по недвижимости, а затем открыли туристическое агентство. В конце 1940-х он разработал авиационные калькуляторы, известные как компьютер Маттерна. В шестидесятых Джеймс активно поддерживал космическую программу, участвовал как консультант, в том числе и по выживанию (уж чего, а опыта в этом у него было предостаточно),   в трех запусках Аполлона и даже смог получить лицензию «лунного пилота» Аполлон-11.

Для многих астронавтов Джеймс «Джимми» Маттерн являлся настоящей легендой воплоти, в первую очередь как один из пионеров авиации. Утверждается, что Нил Армстронг, чтобы почтить своего героя, во время шестого пилотируемого полёта по программе Джемини (Gemini VIII), одел часы Маттерна, которые тот самолично одолжил Армстронгу.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

В статье в журнале Life Magazine от 8 апреля 1966 года, есть абзац, подтверждающий этот факт: «А на правом запястье, поверх скафандра, Нил носил часы, которые замечательный парень по имени Джимми Маттерн, ныне работающий брокером по недвижимости в Палм-Дезерт, Калифорния, имел при себе, когда пытался совершить свой самостоятельный кругосветный полет в 1933 году».

В книге «Две стороны Луны» Дэйва Скотта и Алексея Леонова, также упоминается об этом: «Нил также носил наручные часы на правом рукаве его скафандра, принадлежавшие Джимми Маттерну, который пытался совершить первый самостоятельный кругосветный полет в 1933 г. Ему это не удалось — из-за замерзшего топливопровода самолет разбился в Сибири, — но он хотел, чтобы что-то, что некогда принадлежало ему, совершило это путешествие, и на такой скорости, которую он никогда  не мог и представить».

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Долго бытовавшее в среде любителей часов мнение, что это те самые Wittnauer All-Proof, не подтверждается при детальном рассмотрении снимка. Нынче большинство считает, что это были другие часы, вероятно также участвовавшие в памятном неудачном перелете – одна из версий упоминавшихся Longines-Wittnauer Weems, на что намекает темный диск посредине и дополнительная головка для его вращения. Все сомнения развеивает сам Маттерн: «Я был более чем доволен, когда Нил Армстронг и Дэвид Скотт попросили взять с собой что-нибудь из моих вещей в космический полет Gemini, в котором они пытаются состыковаться с капсулой Aegena. Я дал им с собой мои часы. Именно их я носил во время своего кругосветного полета в 1933 году. Они был разработаны Линдбергом для полетов по всему миру. Когда что-то пошло не так со стыковкой Aegena, Нилу и Дейву пришлось прервать полет и совершить аварийную посадку в Тихом океане. После приводнения Дэвид Скотт сказал: «Единственное, что все еще работает во всей программе NASA — это часы Джимми Маттерна»».

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

Миссию Gemini VIII (далее Джемини), стартовавшая 16 марта 1966 года и досрочно прерванную 17 марта 1966 года, трудно назвать удачной, как например и упоминавшуюся «кругосветку» Маттерна. Основная задача полёта заключалась в сближении и стыковке с мишенью Aegena-VIII (Аджена), второстепенная же, предполагала проверку бортовых систем корабля, выход в открытый космос и 10 различных экспериментов.

Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

После выхода на орбиту было произведено пять включений двигателя для коррекции орбиты и сближения с «Адженой». Радар системы сближения захватил корабль-мишень на расстоянии 330 км. Астронавты визуально заметили «Аджену»  на расстоянии порядка 140 км. С расстояния 102 км сближение проходило в автоматическом режиме. Автоматическая система подвела «Джемини» к «Аджене» на расстояние порядка 46 метров, при околонулевой скорости кораблей относительно друг друга; с этого момента окончательное сближение и стыковка выполнялась в ручном режиме. Первая стыковка двух космических аппаратов произошла 16 марта 1966 года, в 22.14 по Гринвичу. Вскоре после успешного сближения и стыковки с мишенью развилась нештатная ситуация. Автоматическая система управления «Аджены» выдала сохранённую в памяти команду на разворот на 90 градусов по крену. В результате началось нарастающее вращение связки «Джемини»-«Аджена». Несколько попыток погасить вращение двигателями «Джемини» не увенчались успехом. Экипаж решил отстыковать корабль от «Аджены», думая, что проблема в ней. Однако после расстыковки скорость вращения продолжала расти и увеличилась до 1 об/с. Одновременно астронавты заметили падение уровня топлива в баке двигателей системы ориентации до 30 %. Стало очевидно, что один из двигателей не выключился и продолжает расходовать топливо, закручивая корабль. Приближаясь к потере сознания, под перегрузкой в 3,5 g, Армстронг сумел полностью отключить двигатели системы ориентации, включить ручное управление посадочных двигателей, и погасить вращение. Центр управления принял решение о досрочном прекращении полёта. 17 марта 1966 года корабль приводнился в запасном районе в Тихом океане, экипаж был подобран спустя 3 часа после посадки американским военным кораблём USS Mason. Программа выполнена частично — из-за аварии при стыковке выход в открытый космос не состоялся.

Собственно нельзя исключать, что проблемы преследовавшие экипаж Джемини VIII на всем протяжении миссии, являлись привнесенной часами Маттерна его печально известной «удачи».

 

4 thoughts on “Wittnauer и «космическая удача» пилота Маттерна

  • Интересная история у марки, не хуже чем у всяких раскрученных типо Омега и ко. Жаль, что Ситизен (Булова?) такую шляпу сейчас с ними делает.

    Ответ
    • Согласен, не понимаю политику Citizen в отношении принадлежащих брендов: Bulova, Caravelle, Wittnauer… . Ранее интересные бренды с историей, сейчас шляпа

      Ответ
      • Citizen неплохо обращается с Frederique Constant и Alpina, ИМХО. Возможно, ещё с Arnold & Son. Bulova хоть как-то реанимируется, выходят вкусные часы порой. А с Wittnauer печаль полная.

        Ответ
  • Вот не знаю, как так получается, но прямо всё из 1920-30-х очень нравится. Allproof отличные. И сегодня бы носил такие.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.